Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
14:33 

How to Fall, глава 4/8, долгожданное продолжение

say hello to the virus
i commend my soul to any god that can find it.
Глава 1здесь
Глава 2 — здесь
Глава 3 здесь

Глава 4
Уважаемые читатели! Поздравляю вас с каникулами и желаю вам всего самого наилучшего в новом году!
За такую огромную задержку я, уже в очередной раз, прошу прощения. Вы понятия не имеете, что такое олимпиады(

P.S. За перевод эпиграфа я также прошу прощения. Я не очень сильна в древнеанглийском.


Our two souls therefore, which are one, Though
I must go, endure not yet a breach, but an expansion, Like gold
to airy thinness beat.

If they be two, they are two so as stiff twin compasses are
two; Thy soul, the fixed foot, makes no show to move, but
doth if th' other do.

And though it in the center sit, Yet when the other far doth
roam, It leans and hearkens after it, And grows erect,
as that comes home.

Suth wilt thou be to me, who must Like th' other foot,
obliquely run; Thy firmness makes my circle just, And makes
me end where I began.

— John Donne*


К тому времени, как в противоположном конце комнаты Люцифер приходит в себя, вода на печке уже закипает. Сэм бегло оглядывается, как только замечает движения за спиной. В небольшом пространстве хорошо слышны его недовольные вздохи, когда он пытается снова заснуть, но не может. Сэм почти начинает улыбаться, но тут же пытается напомнить себе, что за его спиной лежит не просто какой-то ленивый идиот, а существо, виноватое в том, что его жизнь превратилась в ад. Несмотря на это, очень сложно представить, что сонное создание, которое неловко садится на кушетке, виновато хоть в чем-то, тем более в Апокалипсисе.

— Снова еда? — спрашивает Люцифер, и его голос немного хрипит со сна.

— Снова, — подтверждает Сэм, отворачиваясь, чтобы снять с плиты чайник и закинуть полено в камин. — И снова, а потом еще раз... И так все время.

— Звучит не очень привлекательно, — настаивает Люцифер, пытаясь сесть поудобнее, но сдается в тщетных попытках выпутаться из одеяла.

— Ну, ничего не поделаешь. Особого выбора у нас нет.

Глаза Люцифера немного расширяются, и Сэм понимает, что следовало бы сказать "у тебя нет", но откладывает эту мысль куда подальше.

— Тебе бы душ принять, — вместо этого говорит он, поворачиваясь обратно к овсянке и тарелкам, которые он нашел в глубинах шкафа.

— Зачем? — он может чувствовать, как Люцифер в упор смотрит ему в спину.

— Потому что, — Сэм поворачивается, — мы здесь уже много дней. От тебя скоро будет пахнуть, как от енота-утопленника.

— Знаком с данным ароматом? — губы Люцифера растягиваются в почти незаметной улыбке.

— Просто сделай это, — Сэм возвращает все свое внимание на приготовление, отворачиваясь.

— Как? — спрашивает Люцифер после паузы.

— Заходишь в ванную комнату, раздеваешься, встаешь под душ и просто поворачиваешь ручку.

— И все?

— С остальным ты сам разберешься, я уверен.

Он почти может чувствовать, как Люцифер косо смотрит на него, но вскоре слышит, как тот встает и идет через всю комнату к ванной.

Сэм перестает мешать овсянку и ждет.

До кухоньки доносятся возня, несколько презрительных вздохов, затем тишина, тишина и наконец-то звук повернутой ручки.

Люцифер кричит. Намного выше и отчаянней, чем Сэм надеялся.

Охотник не может вспомнить, когда смеялся в последний раз, но решает, что надо делать это почаще, — ощущения приятней, чем он думал.

Люцифер врывается в комнату, недоверчиво глядя на Винчестера, как раз тогда, когда каша заварилась. Он напоминает котенка, которого окунули в реку, — влажные волосы, мокрая одежда, прилипшая к телу, выражение нескончаемого недовольства на лице.

— Я больше ни за что туда не пойду.

— Не будь ребенком, — Сэм не может прекратить улыбаться. — Не такая уж вода и холодная.

— Очень холодная, — поправляет Люцифер, присаживаясь на стул у печи и наблюдая за тем, как Сэм продолжал готовить. — Не может быть, чтобы вы каждое утро проходили через такой кошмар, — добавляет он, с интересом разглядывая еду.

— Обычно она не такая холодная, — объясняет Винчестер, подходя к тарелкам. — Вода должна быть теплой и приятной, но я не уверен насчет психопатов. Не думаю, что ты заслужил теплый душ с утра.

— Ты очень дружелюбен этим утром, — подмечает Люцифер.

— Эй! — настаивает Сэм, накладывая кашу. — Я не виноват, что с тобой легче общаться, когда ты без сознания.

— Я не настолько привык к компании, — вздыхает Люцифер.

— По тебе заметно, — отвечает охотник, возвращаясь с тарелками и ловя себя на том, что рассматривает бинты на руке собеседника. — Повязки лучше сменить.

— Я не — Люцифер опускает взгляд.

— Я могу показать тебе, как это лучше сделать. Как ощущения?

— Неудобно, — задумчиво отвечает Люцифер, безуспешно попытавшись пошевелить пальцами.

Сэм фыркает и пихает тарелку в сторону Дьявола, который придвигает ее к себе с неожиданным рвением, пока охотник приносит второй стул и садится сам.

Он поднимает взгляд как раз в тот момент, когда Люцифер подносит ко рту первую порцию. Его глаза расширяются, и он запихивает в рот еще несколько ложек.

— Господи, притормози, — советует Сэм.

Люцифер сглатывает и откидывается на спинку стула.

— Зачем? — спрашивает он, оценивающим взглядом окидывая человека. — Беспокоишься?

Сэм не отвечает, сам принимаясь за завтрак, и так они сидят несколько минут в неловкой тишине.

— Я сегодня уйду, — наконец говорит Сэм.

— Уйдешь куда? — спрашивает Люцифер, слишком быстро поднимая голову.

— Туда, — Винчестер кратко кивает в сторону двери.

— Зачем?

— Хочу попробовать что-нибудь подстрелить.

— Привычка?

— Необходимость. Мне уже надоели консервы, которые все равно скоро кончатся. Разумно было бы заодно и осмотреться.

Люцифер кивает и тихо кладет в рот еще одну ложку.

Сэм сглатывает и обдумывает то, что ему так хочется спросить. Слова от этого не меняются, а новых он подобрать не может, поэтому и говорит так, как есть.

— Ты будешь здесь, когда я вернусь?

— Что? — Люцифер опускает тарелку.

— Когда я уйду, — Сэм смотрит в свою овсянку так, словно там можно найти ответ на все вопросы, — ты сбежишь?

— От чего мне "сбегать"? — фыркает блондин. — Куда?

— Не знаю. Куда-нибудь, — отвечает Винчестер, смотря ему в глаза. — Просто... куда-нибудь.

— Нет, — Люцифер не отводит взгляда.

— Почему? — смех застревает у охотника в горле, и он больше ничего не может сказать.

— Частично потому, — говорит ему Люцифер, — что, как бы странно это ни прозвучало, я не особо желаю, чтобы кто-нибудь обнаружил меня в... данном состоянии. А это место, по всей видимости, не так-то просто найти.

На это Сэм кивает. Звучит вполне разумно. Может, если Кас не может их найти, то и Майкл тоже не может?

— Но в основном, — продолжает Люцифер, — я не уйду потому, что именно здесь я хотел оказаться долгое время. Будет глупо бежать от того, что я так долго искал.

— То есть ты хотел здесь быть?

— Я знал, что я здесь буду.

— Серьезно? — смеется Сэм. — Прямо здесь, на этом стуле? Со старой овсянкой и просроченными консервами?

Люцифер выдыхает, и Сэм замечает в его глазах то самое выражение, которое так плотно врезалось ему в память той ночью, — тот самый взгляд в зеркале — нечто за гранью человеческого понимания.

— Я падал какое-то время, Сэм, сквозь тьму, боль и пламя, — говорит Люцифер, поднимая взгляд. — А затем я увидел тебя — сияющего в темноте. И я знал, что однажды ты меня поймаешь, — еле заметно улыбается он. — И я ждал этого дня, Сэм. Иногда мне казалось, что это — все, ради чего я жил.

Сэм хочет отвести взгляд, потому что все это неправильно, и он не хочет слышать этого, ему плевать, но просто не может ничего с собой поделать.

— Но ты не поймал меня, — продолжает его собеседник, — я упал мимо, так далеко, как я никогда не думал, что смогу. Теперь я задумываюсь: можно ли провалиться еще дальше? Или я наконец-то достиг земли?

— Ты никогда не хотел, чтобы я поймал тебя, — возражает Винчестер. — Ты хотел, чтобы я остановил твое падение.

— Что ж, — вздыхает Люцифер, словно Сэм все еще не понимает, — кажется, это так близко к желаемому, как я могу получить.

У Сэма возникает чувство, что в предложении не хватает "пока что", но он молчит, оставляя эту мысль при себе.

Люцифер отстраненно смотрит на потрескивающий огонь в камине и, кажется, готов сменить тему разговора.

— Я не понимаю Кастиэля.

— Что? — переспрашивает Сэм уже с интересом.

— Я не понимаю, почему он это делает.

— Что делает?

— Падает, — просто отвечает Люцифер.

— Кас не пал.

— Да, но он падает, и именно это странно.

— Кас падает? — глупо повторяет за собеседником Сэм, пытаясь спрятать отчаяние в голосе.
— —
— Вы не заметили? — удивляется блондин, смотря прямо на охотника.

Сэм хочет сказать "нет", но это будет неправдой. Они начали замечать кое-что несколько месяцев назад... маленькие детали паззла, который все никак не складывался, но теперь сложился в единую картинку.

— Я не понимаю, — фраза звучит нелепо, повторенная дважды, и Люцифер снова переводит взгляд на огонь. — Должно быть, это ужасно...

— Что ты имеешь в виду?

Люцифер смотрит на него, и в его взгляде жалость вперемешку с отчаянием:

— Ты даже представить себе не можешь, что он чувствует, каково ему.

— То же, что случилось с тобой?

— Нет, — горько смеется Люцифер, — нет. Я скорее разбился. А он медленно спускается, — он продолжает объяснять, и его лицо мрачнеет. — Ты не сможешь понять. Это как будто ты стал хромым, слепым и глухим внезапно и сразу. Ты знаешь, что можешь это остановить, но ничего не делаешь, вместо этого продолжая терзать себя, разрывать на части каждый день.

Люцифер задерживает взгляд на огне, а потом поворачивается обратно, ерзая на стуле:

— Не думаю, что вы цените, каким смелым он должен быть для вас, чтобы пойти на такое.

— Да уж, — соглашается Сэм.

Он пытается доесть свою порцию, но теперь у еды какой-то не такой вкус. Он вспоминает все разы, когда на заднем сиденье Кас прикрывал глаза дольше, чем обычно, когда утаскивал с тарелки Сэма одну картофелину, улыбался, когда улыбался Дин... Ему вдруг становится интересно: а Дин знает? сказал ли ему Кас? Должен же Дин хоть что-то подозревать? Хотя, с другой стороны, Сэм сам понятия не имел до этого момента.

— Могу я пойти? — спрашивает Люцифер.

— Что? — переспрашивает Сэм, прерванный в своих размышлениях.

— С тобой? Пострелять? — выражение его лица слишком уж детское для существа, которое намного старше самого первого греха.

— Эм, нет, — говорит Сэм, качая головой. — Не думаю, что это хорошая идея.

— Почему? — спрашивает Люцифер, даже не делая попыток спрятать свое разочарование.

— Охотятся обычно поодиночке.

— По вам не скажешь, — не соглашается падший ангел.

— Это другое. Это не — он собирался сказать "не настоящая охота", но это было бы не совсем правдой. — Это просто другое, ясно? Когда ты охотишься на... что-нибудь нормальное, обычно ты это делаешь самостоятельно. В смысле, можно пойти группой, но в конце ты все равно окажешься один, преследуя добычу.

— Тогда могу я помочь?

— Ты хоть стрелять-то умеешь? — интересуется Винчестер.

— Не знаю, — пожимает плечами Люцифер и поднимает брови так, словно никогда об этом и не задумывался.

— Ну, вот тебе и ответ.

— И чем мне тогда заняться? — Люцифер громко вздыхает, еще сильнее откидываясь на стуле.

— А я откуда знаю? — смеется Сэм.

— Скучно, — говорит Люцифер с таким выражением, словно само слово внушает ему ужасное отвращение. — Мне нечем заняться.

— Смотрю, уничтожение человечества теперь не подходит?

Люцифер смотрит на него с выражением Дина, когда Сэм спрашивает у того, не хочет ли он об этом поговорить.

— Думаю, ты можешь принести дров, — сдается Сэм. — Еще есть книги. Может, узнаешь, как все устроено, и постарайся ничего не сломать. И не играй с оружием.

— Я даже не знаю, с чего начать, — закатывает глаза Люцифер.

Сэм встает и потягивается, пытаясь размять спину. Со вздохом он возвращается в нормальную позу и тянется за тарелкой Люцифера, но тот не замечает, уставившись на запястье Винчестера.

— Что? — спрашивает охотник.

Его голос, должно быть, выводит блондина из задумчивости.

— О, нет, ничего, — качает головой он, быстро посмотрев на Сэма.

Винчестер показывает Люциферу, где находятся дрова и некоторая кухонная утварь на тот случай, если блондин проголодается за время его отсутствия. Затем он достает 308 калибр из сундука и выходит на улицу.

На улице облачно, но, к счастью, не идет снег. Плохая погода только бы усложнила и без того нелегкое положение, в котором Сэм оказался. Он задумывается и не может вспомнить, когда в последний раз охотился на что-то настоящее. Кажется, ему тогда было лет десять, и они с Дином провели неделю или две у Бобби.

Он тогда отвел их в лес, потому что пообещал Джону, что они не будут сидеть без дела, решив заодно научить их чему-нибудь полезному. Сингер научил их, как искать следы и как выслеживать добычу, оставаясь неподвижным. У Дина получалось просто ужасно, а Сэм наоборот нашел это на удивление успокаивающим.

Было какое-то невероятное спокойствие во всем этом. Он лежал на земле и делал все, что мог, чтобы дышать, не издавая ни звука, не сдвигаясь ни на дюйм. Он чувствовал каждую частичку себя, знал, к чему приведет любое движение. Дин тогда сказал, что ему было скучно, но Сэм не мог с ним согласиться. Можно было столько всего увидеть, и младший Винчестер находил в этом удовольствие: он видел мельчайшие миры, замечал все детали. Муравьи неторопливо двигались по листве на земле, кружившие в небе птицы наблюдали за ним, а он в это время глазами выискивал добычу.

Конечно, теперь все было иначе. Тогда он был в лесу, а теперь его окружал глубокий снег, да и местность была другой. Только вот основы остались прежними: тишина, терпение, осторожность.

Он продолжает идти, оглядываясь в поисках хорошего места. На берегу озера он замечает небольшой густой сосняк, сквозь ветви которого можно заметить поверхность озера, покрытую льдом. Он направляется туда.

День холоднее, чем предыдущие, и он опускает подбородок в высокий ворот великоватой ему куртки, выдыхая теплый воздух внутрь и перекидывая ружье поудобней через плечо, пока старается идти как можно тише. Этому мешают большие тяжелые ботинки, которые увязают в двух футах снега, если не больше.

Когда Сэм достигает ельника, он оглядывается в поисках места поровнее и замечает сосенки помоложе, ветви которых располагаются достаточно низко, чтобы укрыть его от глаз зверей. Охотник забирается под колючие ветки как можно осторожнее и ложится на живот, немного погружаясь в снег. Он устраивается и, когда его зрение привыкает к новому углу обзора, делает выстрел в нечто, похожее на проход для животных. К убежищу ведут очевидные следы, поэтому Сэм молча надеется, что они не слишком очевидны для его потенциальной добычи.

Он ждет, постепенно привыкая к малейшим звукам и движениям нового места. Сверху с глухим звуком падают шапки снега, приземляясь то тут, то там. Если присмотреться, то можно заметить белок, которые прыгают с веток на ветку, но Сэм не настолько отчаялся, поэтому он просто не обращает на них внимания.

Он медленно погружается в звуки леса, и в этой тишине мысли, которые он игнорировал на протяжение последних дней, начинают обретать силу.

Это все странно. Он думает, но не может найти в голове место для Люцифера, как бы сильно ни старался. На месте, где он должен быть, дыра, — совсем рядом со смесью чувств Сэма, которые точно сожгут, съедят его заживо одной ночью, — потеря, печаль, злость, гнев. Он знает, что это — место для врага, Люцифера, дьявола, но то, что сидит в хижине, не совпадает с тем, что он должен преследовать.

Сама мысль "Люцифер" огромна и отдалена, неоценима и нечетка, словно что-то, чему он не может дать определение, потому что не знает, не может найти слов, но что должно быть синонимом для того, что он знает наверняка: зло, разрушение, потеря, боль, гнев. Это совсем не похоже на того, кто испуганно поднимает на него глаза, держась за тарелку с овсянкой, словно утопающий за соломинку, кто кричит оттого, что в душе холодная вода. И уж точно этот кто-то не должен быть тем, кто лежит без сознания в лихорадке и кому снятся кошмары, кто уязвим. Этот неизвестный сломлен и беззащитен, и это жалкое существо, которое готово таскать дрова только для того, чтобы быть полезным, похоже на что-то знакомое, но Сэм никак не может дать этому определение.

Но что-то такое было в его глазах, что-то, что было таким старым, злым и грустным, что Сэм понимал, что это — не притворство, а гораздо, гораздо сложнее. И это выражение было тоже знакомым, и Винчестер не понимал, как это было возможно, но это не пугало его и наполовину так, как должно было.

"Почему ты не убил меня?"

Вопрос отдается эхом в его голове достаточно часто, но он по-прежнему не знает ответа. Иногда ему кажется, что подобное любопытство до добра не доведет. А иногда ему кажется, что до добра не доведет его привычка помогать тем, кто в этой помощи нуждается.

Но есть и его темная часть, которая нашептывает ему, постоянно напоминает ему о металлическом привкусе крови на губах, о том, каково это — наблюдать за тем, как из живого существа уходит жизнь, а на лице — удивление, шок. Эта темная часть думает, что тут дело не в помощи беззащитному, а в том, какие чувства появляются, когда наблюдаешь, как нечто могущественное разрушается. О, никому неведомо, какое ощущение силы исходит от подобного зрелища.

Сэм отгоняет эту мысль, уверяя себя в том, что это не обязано быть его частью.

Маленькая птичка садится на ветку, и осыпающийся снег выводит охотника из размышлений. Птичка простая, но Сэм никак не может понять, к какому виду она принадлежит: коричневая, в некоторых местах даже черная, с белым брюшком. Она замечает его и внимательно смотрит своим глазками-бусинками, склонив голову в до боли знакомой манере.

Сэм думает о Касе.

"Не думаю, что вы цените, каким смелым он должен быть..."

Он был прав.

Они знают, что Кастиэль сильный, уникальный, что он от много отказался... но они ведь никогда об этом не задумывались всерьез, не так ли? Просто не было времени.

Кас — их единственный козырь, и только это имело значение. Конечно, они о нем волнуются, он значит для них что-то, но очень трудно смотреть на него и видеть что-то сломанное. Они обращались с ним, как с инструментом, и, возможно, из-за его манеры держать себя, это было легче, но он понимает сейчас, что все не должно было быть так...

Он смотрит на птичку и вспоминает историю, которую он однажды слышал, но не может припомнить, где это было. Может, на одном из уроков в школе. А может, прочитал в одной из старых книжек Бобби.

Там было что-то про древнего индийского короля, хорошего короля. Он пошел прогуляться в лес летним днем и нашел раненую птицу. Он остановился, чтобы помочь ей, но вдруг появился ястреб и заявил, что король вмешивался не в свое дело, а ему, ястребу, нужно убить эту птицу. Король не мог позволить этого, и тогда ястреб рассказал ему, что у него были дети, которых нужно было кормить и которые погибли бы, если бы король не разрешил ястребу забрать добычу. Король не знал, что делать, поэтому пообещал дать ястребу часть себя весом с птицу, чтобы покормить детей ястреба.

Были весы — Сэм уже не помнит, откуда весы взялись в лесу, в джунглях или что там это было, но это не имеет значения. Король поместил раненую птицу на одну чашу весов, вынул меч из ножен и отрезал кусок плоти с мягкой части бедра, но весы не сдвинулись. Он отрезал снова, снова, и снова, но вес птицы был намного больше, и король наконец отложил нож. Ястреб спросил, может ли он теперь забрать птицу, но король отказался; он встал на противоположную чашу, и только тогда весы уравнялись. Король сказал ястребу взять его вместо птицы. Когда так и случилось, птица превратилась во что-то волшебное (фея, джинн, что угодно) и благословила землю короля, подарив ей богатство и счастье, или что там обычно дарят...

Сэм не знает, почему внезапно вспомнил эту сказку. Глупая история, если подумать. Маленькая раненая птица на самом деле не значит ничего для того, у кого есть целое королевство, от кого зависит мир. Но вот она, эта история — такая, какой он ее запомнил.

Ему всегда было интересно, кто будет разрезать себя вот так на кусочки для кого-то незначительного и без того сломанного. Теперь, кажется, он знает ответ.

Сбоку что-то двигается. Птичка улетает, и Сэм переводит взгляд.

Кролик медленно спускается, почти сливаясь с белоснежным снегом. Прыгуна выдают только черные блестящие напуганные глазки-пуговки, которыми он нервно оглядывается по сторонам, и торчащие уши. Он останавливается и замирает, озираясь по сторонам. Сэм присматривается и кладет палец на курок.

Кролик опускает голову и к чему-то принюхивается на земле.

Что-то хрустит в кроне деревьев, наверху. Кролик поднимает голову, смотря прямо на охотника, и Сэм стреляет.

*

К тому времени, как он возвращается, уже начинает темнеть. Снег из белого постепенно становится темно-синим, и окна хижины желтыми пятнами выделяются в сгущающейся темноте.

Он скидывает ружье и тушки убитых зверьков с плеча и заходит во внутрь.

Теплота приветливо окутывает его всего и сразу, и, улыбнувшись, он позволяет себе закрыть глаза и расслабиться. Охотник захлопывает дверь, скидывая ботинки. И оборачивается.

— Твою ж налево.

Весь пол покрыт всевозможными книгами, раскрытыми так, чтобы рисунки образовывали какой-то странный и непонятный узор. В центре всего это сидит Люцифер, поднявший голову, услышав хлопнувшую дверь, и задержавший палец на странице одной из книг, отмечая место, до которого он дочитал. И все это было бы странно, все это было бы мило, но там, где кончаются книги, начинается такой же беспорядок из оружия. Они все разобраны на части и продолжают начатый книгами беспорядок.

— Какого хера? — начинает Сэм.

— Мне было скучно, — отвечает Люцифер, переводя взгляд на зайцев в руках охотника.

— Похоже на логово серийного убийцы.

— Может, так оно и есть, — подмечает блондин.

— Я же говорил тебе не трогать оружие! — кричит Сэм.

— Ты говорил "не играть" с оружием, а я не играл. Я понимал.

— Ради всего святого...

— Меня заинтересовал механизм, и я захотел в нем разобраться.

— Ты все их разобрал? — спрашивает Сэм, уставившись на упорядоченный хаос на полу.

— Да, — отвечает Люцифер, хмурясь. — Потом меня отвлекли книги.

— Ты их хотя бы читал? — Винчестер растерянно проводит по волосам рукой.

— Я их просматривал. Кажется, теперь я не могу читать так быстро, как раньше...

— Ладно, — вздыхает Сэм. — Я займусь готовкой, а ты уборкой.

— Мне может понадобится помощь с оружием, — хмуро заявляет Люцифер, словно не имеет никакого желания иметь дело со всем этим беспорядком.

Но, оказывается, он и сам прекрасно помнит, как собрать большую половину. Пока он этим занимается, Сэм сдирает шкуры с зайцев над раковиной, вывешивает двух на улице, а третьего нарезает кусочками для рагу.

Медленно возвращая вещи на место, Люцифер наблюдает за ним с плохо скрываемым восхищением.

Сэм только начинает восхищаться уже забытым ароматом приготовляемого мяса, как сзади раздается голос.

— Я нашел это, — говорит Люцифер.

Он держит довольно невзрачную бутыль, на две трети наполненную янтарной жидкостью, и почти тыкает ей охотнику в лицо.

— Есть еще похожие, — Люцифер наклоняет бутылку в одну сторону, наблюдая за тем, как за стеклом перекатывается жидкость. — Это что-то опасное?

Сэм разглядывает предмет несколько секунд и, прихватив два стакана, отвечает прежде, чем успевает подумать, почему это может быть плохой идеей.

— Определенно, — говорит он.

Второй стакан на вкус лучше, и Сэм отстранено думает, что качество тут не при чем, дело скорее всего в том, что так всегда бывает. Он уже и забыл, что выпивка может быть такой хорошей. После дня, проведенного на морозном воздухе среди снежных просторов, выпивка так хорошо усваивается после плотного ужина. Прекрасно.

Люцифер, кажется, находит опыт довольно интересным. Он полулежит на стуле около камина и ловит отблески огня в стакане с янтарной жидкостью, уставясь на нее так, словно пытается понять и увидеть, что именно заставляет его чувствовать себя так странно.

Он не пьян, просто... расслаблен.

— Я хочу кое-что у тебя спросить.

Сэм понимает, что вопрос озвучил он только тогда, когда замечает, что на него уставились с интересом.

— Ну, — поправляет себя Винчестер, раздражаясь оттого, что язык тяжелеет с каждым новым глотком, — я много что хочу у тебя спросить.

— Например? — огонь отражается в прикрытых глазах блондина.

— Почему ты убил Джесс? — Сэм говорит это быстро и отрывисто, боясь, что может сам себя остановить. Слова тяжело повисают в воздухе, и он с трудом заставляет себя договорить. — Почему ты убил нашу мать?

Люцифер молчит какое-то время, и охотник слышит, как вопрос отдается эхом в его собственной опустевшей голове.

— Тебе лучше, если ты считаешь меня виноватым в этом? — наконец спрашивает у него дьявол.

— А ты виноват?

— Демоны жестоки, Сэм, — говорит он, вздыхая и снова отворачиваясь к камину. — Я сказал им, что мне было необходимо, а средства они придумывали сами. Знаешь, они могут быть на удивление изобретательными.

— Ты никогда не говорил им убивать ее?

— Я лишь сказал им, что мне нужен ты.

— Но ты создал их, — сглатывает Сэм, — демонов.

— Я был зол, — тихо отвечает Люцифер, и его лицо мрачнеет несмотря на то, что свет от огня падает на него.

— И это твое оправдание?

— Ты когда-нибудь делал что-нибудь глупое, когда ты был зол, Сэм? — голубые глаза кажутся ярче из-за игры света. — Что-нибудь, что ты хотел бы, надеялся бы исправить?

Сэм не отвечает, вместо этого допивая содержимое стакана залпом.

Люцифер, видимо, не против того, что его оставляют без ответа; он сам делает небольшой глоток.

— Вкус должен быть приятным? — спрашивает он.

— Думаю, в конце концов, да.

Огонь в камине трещит, заставляя тени в полумраке затейливо танцевать. Сэм поудобнее устраивается и прислушивается к треску сухих дров.

— Я тоже хочу кое-что спросить, — вдруг говорит Люцифер. Он по-прежнему смотрит в свой стакан, но теперь его губы изгибаются в каком-то подобии улыбки. — Много чего.

Сэм пожимает плечами, словно ему нет до этого дела.

— Ты сказал, — Люцифер хмурится и продолжает после паузы, — что я "сломал тебя" первым. Ты это серьезно? Ты и правда считаешь себя сломанным, Сэм?

Винчестер чувствует, как начинает жалеть о том, что вообще начал этот разговор, но выпивка затуманивает голову и помогает озвучивать некоторые мысли.

— Ага, — кивает он, — вполне серьезно.

Люцифер смотрит на него, охотник в этом уверен, и он должен посмотреть в ответ, но просто не может заставить себя, потому что знает, что на него смотрят, словно он — что-то невероятное.

— Ты не сломан, Сэм, наоборот, — говорят ему.

Сэм чувствует, как что-то внутри сжимается, и отчаянно хочет верить в то, что это правда.

— Ты тоже кое-что сказал, — вместо этого говорит он, пытаясь избавиться от внутреннего напряжения.

Люцифер поднимает взгляд.

— Ты сказал, что так дрался потому, что не боялся сломаться. Ты это имел в виду?

— Да, — отвечает блондин, задумавшись.

— Но ты чего-то боишься? — продолжает настаивать Сэм.

— Я боюсь смерти, — признается его собеседник.

— А кто ее не боится? — невесело усмехается охотник.

— Нет, ты не понимаешь, — Люцифер задумчиво трет лоб, словно пытается подобрать слова.

Сэм терпеливо ждет.

— Я боюсь, я не буду знать, как умереть, — он сидит ровно, и его черты обостряются. — Боюсь, что для меня не будет места: ни Ад, ни Рай. Просто пустота, бесконечная, всепоглощающая.

Сэм не знает, что ответить на это. Вместо этого он подхватывает бутылку и наполняет свой стакан, протягивая бутылку Люциферу; тот молча пододвигает свой собственный стакан.

— Твоя очередь, — кивает охотник и поясняет, заметив вопросительный взгляд на лице собеседника. — Ну, для вопроса.

— Откуда здесь появилось оружие? — спрашивает Люцифер.

Сэм смеется и рассказывает ему. Рассказывает, пока его глаза не закрываются и он не проваливается в тихий и спокойный сон.

* — И потому наши две души едины, И должен я идти,
выносить пока еще не брешь, а всего лишь расширение, Как золото к изящной
тонкости удара.

Если им вместе быть наречено, они вдвоем - так близнецов обычно
двое; Твоя душа, непоколебимая опора, не движется, но
шаг сделать поспешит, если все вокруг движение начнут.

Нет дела ей до расстояния, Но когда вторая, что подальше, начинает
скитания свои, И тянется она, и прислушивается к ней, И начинает возвышаться, пока вторая
возвращается домой.

И если суждено тебе моею быть, как половинке той души, Беги,
беги скорее вниз; Твоя твердость оправдывает мой круг, И заставляет
кончить там меня, где начал я однажды.

— Джон Донн


@темы: Жанр: angst, Жанр: h/c, Пейринг: Люцифер/Сэм, Персонаж: Люцифер, Персонаж: Сэм, Рейтинг: PG-13, Фанфики

Комментарии
2014-01-10 в 23:13 

Hekkate
A noble spirit embiggens the smallest man (с)
:weep3:
я каждый раз заново вспоминаю, насколько этот фик великолепен :heart::heart::heart: и осознаю, что в скором времени он опять разобьет мне сердце:weep3:
огромное спасибо за продолжение:squeeze:

2014-01-12 в 12:20 

say hello to the virus
i commend my soul to any god that can find it.
zasxa, я тоже об этом думаю, как только начинаю перевод :heart:

опять разобьет мне сердце
это ты про 8 главу? :weep3::weep3:
вот да. Когда Люцифер послушал Сэма, хоть прекрасно знал, что ничего хорошего из этого не выйдет. И это его "спасибо, что показал мне, как"..:weep3::weep3:

огромное спасибо за продолжение
да всегда пожалуйста)) :rotate:

2014-01-12 в 14:06 

Hekkate
A noble spirit embiggens the smallest man (с)
это ты про 8 главу?
:weep3::weep3::weep3: да:weep2: *страданиястраданиянеописуемыестрадания*:depress2:
кстати, кэп тут заметил, что уже половина текста переведена:vict: с чем и поздравляю:white::red: :D

2014-01-12 в 14:08 

say hello to the virus
i commend my soul to any god that can find it.
zasxa, у меня такие чувства от каждой серии с Бишопом :weep3::weep3:
но в конце 8 главы я ппц испугалась..

уже половина текста переведена с чем и поздравляю
аняня, приятно как, спасибочки :bravo:

2014-05-14 в 20:19 

Спасибо за фанфик)
Очень жду продолжение.

URL
2014-05-15 в 02:36 

say hello to the virus
i commend my soul to any god that can find it.
Гость, продолжение будет, вот честное пионерское :shuffle:

2014-05-24 в 20:04 

спасибо)

URL
2014-05-24 в 20:49 

за труд

URL
2014-05-30 в 13:38 

Фанфик реально один из лучших по данному пейрингу)))) Хотя я и являюсь большим поклонником НЦшек, все таки взялся прочитать данный ПГ-13, тк его все расхваливали мне; чтож - я не пожалел. Дочитал тут до 4ой части и дальше в оригинале, слава богу автор практически нигде не вдавался в сленг и мало где использовал "игру слов", что очень хорошо для иноязычных фанов)))
Конечно же хочется всё таки дочитать на русском, ибо родной язык приятнее для восприятия. Большое спасибо госпоже-переводчице, что взялась за данную работу - как никак большой труд(текст то громадный), чмоки тебе и удачи в продолжении перевода. Жду не дождусь 5ой главы :***

URL
2014-05-30 в 13:40 

Да, и хотелось бы узнать, когда нам в студию закинут продолжение перевода, ну хотя бы примерные числа?)))

URL
2014-05-30 в 14:54 

say hello to the virus
i commend my soul to any god that can find it.
Вы не представляете, как мне стыдно, дорогие мои читатели :shame:

Я за эту неделю постараюсь перевести, честно постараюсь. Спасибо вам за ваши теплые слова, терпение и за то, что начали читать вообще :heart:

2014-05-30 в 19:41 

Тебе спасибо, зайка)))

URL
2014-06-02 в 11:30 

А мы, простые смертные с английским уровня общеобразовательной школы, всё ждём и ждёёём в режиме Хатико уже как 5ый месяц(((

URL
2014-06-09 в 14:49 

Но нам же обещали пятую главу на прошлой неделе((((

URL
2014-06-13 в 22:38 

А продолжение перевода вообще будет, или он в заморозке?

URL
2014-06-13 в 22:41 

Будет просто очешуенно, если вот так вот оп - и с 5 по 8 главы сразу))))))))))))))
а теперь берём и просыпаемся(

URL
2014-06-18 в 15:47 

say hello to the virus
i commend my soul to any god that can find it.
ДОБАВЛЕНА НОВАЯ ГЛАВА, ВСЕМ СПАСИБО ЗА ТЕРПЕНИЕ.

ЧИТАТЬ ЗДЕСЬ.

   

Lucifer/Sam

главная